Всем ценителям книг о
Гарри Поттере:
Центр ассоциативного мышления
Энциклопедия имён и названий
Этимология, толкования
и скрытые аллюзии

Ресурсы
Index A-Z
Библиотека статей
Информация о проекте
Источники и ссылки
Таблица соответствия переводов
Тексты книг
Гостевая книга
(aka форум на by.ru)

ФОРУМ
New!
Вход для авторов
Чтобы получать по почте письма об обновлениях нашего сайта, введите свой e-mail:


Диккенсовские аллюзии в романах Дж. К. Ролинг
Не секрет, что романы Дж. К. Ролинг представляют собой многослойный текст, скрытые слои которого часто представлены литературными аллюзиями, реминисценциями и отсылками к более ранним литературным источникам. Целью данного сообщения является попытка выявить наиболее явную связь романов Ролинг с романами Чарльза Диккенса, проследить за появлением перекликающихся (прямо или косвенно) сюжетных мотивов и образов.

В романах о Гарри Поттере нередко употребляется интересный термин: "unplottable". Так называются объекты, заколдованные таким образом, чтобы их нельзя было нанести на карту. То есть объект есть, но его не видно. В какой-то мере термин "unplottable" можно отнести и диккенсовским аллюзиям в романах Ролинг, - ощущение постоянного присутствия классика английской литературы в саге о юном волшебнике не оставляет читателя, хотя бы немного знакомого с творчеством Диккенса, однако, в чем выражается это присутствие порой трудно четко определить. Оно может выявлять себя в перекличке со столь любимыми Диккенсом говорящими именами, проскальзывать на сюжетном уровне, раскрываться на примере схожих образов. Таким образом, диккенсовские мотивы у Ролинг можно условно поделить на две группы - plottable и unplottable. Сразу оговорюсь - аллюзии, подпадающие под группу unplottable, не лишены доли субъективизма. Они связаны с Диккенсом лишь условно, на весьма поверхностном уровне. К таковым, например, относится описание пира, посвященного Смертининам (Deathday Party) Почти Безголового Ника (Nearly Headless Nick) - гости-призраки, несъедобная еда на праздничном столе, да и сам, мягко говоря, не очень веселый повод для праздника, - все это вызывает в памяти именины мисс Хевишем из романа Диккенса "Большие надежды" [1]. Именинница в ветхом свадебном платье, которое по ее замыслу послужит ей и саваном, сама похожая на привидение; пауки и мыши, копающиеся в том, что некогда было роскошным угощением; призраки прошлого, наводняющие комнату - список можно продолжать и далее. Однако говорить на основании лишь одной подобной параллели о диккенсовских аллюзиях в творчестве Ролинг было бы слишком самонадеянно, так как здесь, помимо аллюзии к Диккенсу вполне можно усмотреть и лишь простое совпадение. Что же дает нам право говорить о собственно аллюзиях и (или) литературной игре с Диккенсом? Количество подобных случайностей. Сгнившая еда на праздничном столе вполне может быть невинным совпадением, так же как и призрак в цепях, явившийся на вечеринку совершенно не обязательно должен вызывать в памяти Марли из "Рождественской песни в прозе" [2], однако, когда на протяжении чтения всего лишь одной страницы Диккенс вспоминается дважды, говорить о совпадениях становится уже не совсем корректно, даже если вышеназванные примеры и не подпадают под строгое литературоведческое определение аллюзии как умышленного цитирования или намека на известный факт. Именно такие "субъективные" аллюзии я и буду далее называть unplottable.

Еще одной яркой unplottable-параллелью с Диккенсом является Крукшенкс (Crookshanks), кот Гермионы. В романе "Холодный дом" [3] выведен персонаж по фамилии Крук. У мистера Крука есть кошка, Леди Джейн, которая, так же как и Крукшенк у Гермионы, ведет себя не совсем по-кошачьи, а как если была наделена разумом. И снова речь, возможно, идет лишь о простом совпадении, если бы не одно но: имя Крукшенкс ассоциируется с Диккенсом еще и с другой стороны. Художника, иллюстрировавшего "Очерки Боза", звали Джордж Крукшенк [4]. И снова, прямо или косвенно, умышленно или неумышленно, но Ролинг дважды заставила читателя подумать о Диккенсе.

Ряд подобных unplottable-параллелей можно продолжать до бесконечности, однако, количество примеров будет лишь снова подтверждать факт незримого присутствия Диккенса в текстах Ролинг. Более интересными для нас представляются все же более зримые, plottable, параллели и реминисценции.

Обратимся к сюжетной перекличке. Одним из примеров умышленной или неумышленной литературной связи с Диккенсом является перекличка образов Сириуса Блека у Ролинг и Абеля Мегвича из романа Диккенса "Большие надежды" [1]. Герои очень схожи на сюжетном уровне: и Блек, и Мегвич - осужденные преступники, причем оба осуждены несправедливо; оба скрываются от закона (Блек бежит из тюрьмы, а Мегвич возвращается а Англию, из которой он был выслан). И тот, и другой хотят отомстить людям, предавшим их: Сириус бежит из Азкабана чтобы "совершить убийство, за которое он был осужден двенадцать лет назад", Мегвич, сбежав с арестантской баржи вместо того, чтобы исчезнуть, разыскивает Компесона и возвращается вместе с ним. Ни Мегвич, ни Сириус не имеют собственных детей, однако всю свою любовь они вкладывают в детей приемных - Абель Мегвич возвращается в Англию, чтобы увидеть своего "приемного" сына, Пипа, зная, что рискует свободой и жизнью в случае поимки. Так же поступает и Сириус, готовый на все ради своего крестника. В конечном итоге и герой Диккенса, и герой Ролинг погибают по косвенной вине тех, ради кого они рисковали.

Сходство героев прослеживается не только в сюжетной параллели. Среди диккенсоведов широко распространено понятие о так называемых диккенсовских "ярлыках", используемых при описании того или иного персонажа. Суть этого приема в постоянном повторении определенной черты внешности или характера персонажа, повторения постепенно усиливающего и становящегося лейтмотивом героя. Абель Мегвич из "Больших надежд" также имеет такой "ярлык" - Пип, ведущий повествование постоянно сравнивает Мегвича с собакой. См. у Диккенса: "Он ел торопливо и жадно, ни дать ни взять собака; глотал слишком быстро и слишком часто, и все озирался по сторонам, словно боясь что кто-нибудь подбежит к нему и отнимет паштет… Все это в точности напоминало нашу собаку" [5]. И далее "… и, когда он мял во рту кусок баранины, и нагибал голову набок, чтобы получше захватить его клыками, он был до ужаса похож на старую голодную собаку" [6]. Тот же самый "ярлык" имеет у Ролинг и Сириус Блек - он ест "in a very doglike way", смеется "лающим смехом" ("doglike laugh", "barking laugh"), не говоря уже о том, что, являясь анимагом, просто может превратиться в огромную собаку.

Однако параллель Абель Мегвич / Сириус Блек не исчерпывает диккенсовских мотивов в образе Сириуса. Гораздо большего внимания заслуживает параллель Сириус Блек / Артур Кленнем из романа "Крошка Доррит" [7]. Артур Кленнем - выходец из влиятельной семьи; Сириус Блек - потомок древнего и благородного рода. И Артур, и Сириус ненавидят атмосферу дома, в котором выросли. Описание родового гнезда Кленнемов и Гриммолд Плейс (Grimmold Place) имеет много общего (затхлый запах, темные коридоры, подсвечники, покрытые паутиной, массивная, старая мебель, тот факт, что обитатели говорят вполголоса, точно опасаясь кого-нибудь потревожить), вплоть до жутковатой детали: в доме Сириуса Гарри замечает "a row of shrunken heads mounted on plaques on the wall. A closer look showed Harry that the heads belonged to house elves" [8]. А вот часть описания дома Кленнемов: "Он подошел к двери, на которой был навес, украшенный резьбой в виде развешанных полотенец и детских головок со всеми признаками водянки мозга" [7]. Оба дома наводнены призраками - в случае с Гриммолд Плейс - реальными (боггарт в письменном столе, докси в шторах и т.д.), в доме Кленнема - кажущимися. Здесь и призраки прошлого, которые постоянно терзают Артура и его мать, и кошмары, на дающие покоя служанке Эффери, которой постоянно чудятся голоса и видится двойник ее мужа. Оба героя отрекаются от семьи (или скорее семьи отрекается от них) и ищут поддержки у тех, кого их родственники называют врагами. Сириус убегает из дома в возрасте шестнадцати лет и поселяется у Поттеров; Артур уезжает в Китай когда ему исполняется двадцать, а впоследствии женится на Эми Доррит, девушке, олицетворяющей собой все то, против чего борется его мать. Мать Артура по-прежнему считает себя главой семьи, хотя вот уже много лет не покидает спальню из-за болезни. Мать Сириуса также "прикована" к месту - к портрету, который невозможно снять со стены, но ее, как и миссис Кленнем, это не лишает властности. И Сириус, и Артур попадают в тюрьму (оба незаслуженно), Артур - в Маршалси, Сириус - в Азкабан (Azkaban). Даже неоднозначная фигура эльфа Кричера (Kreacher), сыгравшего роковую роль в судьбе Сириуса находит своего двойника в доме Кленнема. Это Флинтвинч, слуга миссис Кленнем, не признающий в младшем Кленнеме хозяина и играющий в свою игру.

Диккенсовские аллюзии, пусть и не столь явные, как на примере образов Сириуса Блека и Артура Кленнема, можно обнаружить и в описании семейства Уизли (Weasley). Ряд параллелей позволяет соотнести семью лучшего друга Гарри с семейством Микоберов из "Дэвида Копперфильда" [9]. Разумеется, в данном случае параллелизм будет довольно поверхностным, затрагивающим лишь внешний, описательный уровень, однако, достаточно большое количество сходных деталей не дает оставить эту связь без внимания. Здесь заметно как сюжетное сходство (маленький Дэвид, так же как и маленький Гарри, оставшись без родителей, становится практически членом семьи Микоберов), так и сходство в описании того и другого семейства - обилие детей и в той и в другой семье (причем наличие и там и там близнецов) и постоянная нехватка денег. Правда справедливости ради стоит отметить, что близнецы Уизли скорее напоминают другую пару близнецов - из "Кентервильского привидения" Оскара Уайльда [10]. В пользу этой гипотезы говорит тот факт, что и те и другие имеют младшую сестру - Вирджинию у Уальда и Джинни и Ролинг.

Мы не знаем, умышленно или нет Дж. К. Ролинг вступает в своеобразную литературную игру с классиком английской литературы, однако, с уверенностью можем сказать, что обилие отсылок к творчеству Диккенса является интересной темой для исследований. Романы о Гарри Поттере написаны с видимой опорой на традиционную английскую литературу. Более того, традиции английской классической литературы зачастую играют в "Гарри Поттере" сюжетообразующую роль. Скрытая цитация деталей, мотивов, эпизодов - своеобразная подсказка читателю не только для понимания сути романа, но и для расширения культурологического видения произведения. Можно долго спорить о месте "Гарри Поттера" в литературе, однако тем, кто считает сагу Ролинг просто лишь "раскрученным" брэндом, хотелось бы порекомендовать обратить внимание на тонкие, но очень прочные связи романов о юном волшебнике с традиционной классической английской литературой.



Подготовила Ирина Егорова aka Floy, участник проекта Neocortex

Статья "Диккенсовские аллюзии в романах Дж. К. Ролинг" была написана Ириной Егоровой для публикации в сборнике докладов конференции "Гарри Поттер и узники философской комнаты: порядок фантастического в современной российской культуре ", прошедшей в Москве 17-18 октября 2003 года под эгидой Института Европейских Культур.




Источники и примечания:
  1. На русском: текст в Библиотеке Мошкова; тексты в оригинале - Classics Bookshelf на http://www.classicbookshelf.com
  2. На русском: текст в Библиотеке Мошкова; тексты в оригинале - Classics Bookshelf на http://www.classicbookshelf.com
  3. На русском: текст в Библиотеке Мошкова: главы I-XXX; главы XXXI-LXVII; тексты в оригинале - Classics Bookshelf на http://www.classicbookshelf.com
  4. Джордж Крукшенк (George Cruikshank - 1792-1878) - английский художник-карикатурист. Иллюстрировал "Оливера Твиста", "Потерянный рай", "Очерки Боза" и сказки братьев Гримм
  5. Цитируется по изданию: Чарльз Диккенс. Большие надежды. Пер. М. Лорие. Собр. соч. в 30 томах. Т.23. - М.: Гос. изд. худ. литр. - 1960. - С. 23. (см. также текст в Библиотеке Мошкова; тексты в оригинале - Classics Bookshelf на http://www.classicbookshelf.com
  6. Там же. - С. 350.
  7. Цитируется по изданию: Чарльз Диккенс. Крошка Доррит. Пер. Е. Калашниковой. Собр. соч. в 30 томах. Т.20. - М.: Гос. изд. худ. литр. - 1960. - С.47. На русском: текст в Библиотеке Мошкова: книга I; книга II; тексты в оригинале - Classics Bookshelf на http://www.classicbookshelf.com
  8. J.K. Rowling. Harry Potter and the Order of the Phoenix. Bloomsburry. - 2003.
  9. На русском: текст в Библиотеке Мошкова: главы I-XXIX; главыXXX-LXIV; тексты в оригинале - Classics Bookshelf на http://www.classicbookshelf.com
  10. На русском: текст в Библиотеке Мошкова; текст в оригинале
Назад в Библиотеку|На главную страницу
Index A-Z|Таблица соответствия переводов|Библиотека|Источники и ссылки|О проекте Neocortex|Тексты книг

ФОРУМ
Гостевая книга (by.ru)|Напишите нам

Copyright Annabel 2002-2003